Творец уралмашевских экскаваторов (о Б.И. Сатовском)

Борис Иванович Сатовский работал машинистом экскаватора (1931-1936 гг.), инструктором экскаваторного парка, конструктором Всесоюзной проектно-технической конторы экскаваторостроения. На Уралмашзаводе – с 1936 г.

До войны занимался проектированием экскаваторов различных моделей. Во время войны – технолог по сборке танков, создал передовую технологию узловой сборки, позволившую значительно увеличить выпуск боевых машин. Но еще в 1944 г. заявил: «Разработку конструкций и изготовление опытных образцов экскаваторов следует начать в настоящее время».

 Уже первый послевоенный экскаватор, созданный Сатовским, – СЭ-3 – оказался исключительно удачной машиной: относительно простой и технологичной в производстве и в то же время соответствующей лучшим на то время мировым образцам. Ее название расшифровывают по-разному: одни «скальный экскаватор», другие – «скальный электрический», третьи – «Сатовского экскаватор». Но это, наверное, не так уж и важно. Главное то, что массовый выпуск этих машин на Уралмаше сыграл огромную роль при разработке многих месторождений полезных ископаемых, строительстве крупнейших гидроэлектростанций, прокладке судоходных и оросительных каналов. Эти машины получили высокую оценку и за рубежом – они использовались при строительстве высотной Асуанской плотины, ирригационных сооружений на реках Тигр и Евфрат. А всего Уралмаш дал стране и миру свыше 13 тыс. машин этой марки и ее модификаций: ЭКГ-4,6 и ЭКГ-5. Во всех климатических условиях, на всех широтах они работали и работают надежно.

Триумфом конструкторской мысли Сатовского стало создание первого в стране мощного шагающего экскаватора, который с 1950 г. работал на прокладке Волго-Донского канала. А затем под его руководством на Уралмаше была создана новая отрасль тяжелого машиностроения – производство шагающих экскаваторов для горнодобывающей промышленности, высокопроизводительных драглайнов со стрелами длиной 90-100 м.

Работать над созданием первого шагающего экскаватора конструкторам пришлось, что называется, по двадцать пять часов в сутки и использовать для вдохновения то, что, казалось бы, по самой своей сути никогда и ни за что не было предназначено для этого, – например, балет. По признанию инженера Хаима Винокурского, ответственного за проектирование стрелы, никак не получалось найти решение, при котором стрела отвечала бы требованиям быть прочной и легкой. Нашел решение Винокурский на спектакле «Лебединое озеро». Легкие изящные па артистов балета, как это ни странно звучит, натолкнули его на мысль: так ведь стрелу-то надо делать из труб, а все элементы, работающие на растяжение, скреплять системой стальных канатов-вантов.

Но, наверно, самым принципиально новым решением было решение заставить ходить экскаватор с помощью гидравлики вместо повсеместно применяемой системы эксцентриков на массивном валу.

К намеченному сроку машина была спроектирована и изготовлена. Ее отправили на строительство Волго-Донского канала. Начались испытания, принесшие сначала проблемы. Но постепенно научили экскаватор шагать.

И тогда на коллектив создателей обрушился поток похвал. Руководители, специалисты, пресса поздравляли коллектив с победой и называли первый советский шагающий экскаватор техническим чудом. Даже писатель Павел Бажов как-то приехал на Уралмаш взглянуть на огромные детали очередной машины, походил вокруг, палочкой потыкал, постоял в сторонке и изрек:

– Царь-машина!

Кажется, только один Сатовский не был доволен своим детищем.

– Экскаватор работает пока плохо... Надо составить акт, в который не просто вписать неполадки, а подробно их проанализировать, – пишет он себе на заметку в момент всеобщего ликования, отмечая, однако, и то, что резерв экскаватора вышел солидным – стрелу можно было увеличить с 65 метров до 75, и технический совет завода вскоре пошел на это.

А самым большим экскаватором, спроектированным Сатовским и его коллегами, стал ЭШ-100.100. В его ковше можно было поместить малогабаритную двухкомнатную квартиру. Вес его равнялся 10,5 тыс. т.

Рассказывали, что в конце монтажа экскаватора вдруг кто-то спохватился: место, где железнодорожники выгрузили из эшелонов детали гиганта и где его собирали около трех лет, отстояло от карьера на несколько километров. Как же его туда доставить? Снова разбирать, перевозить и снова собирать? Но ведь это работы еще на многие годы! И тогда кто-то сказал:

– Он же шагающий!

И экскаватор пришел своим ходом в карьер на работу – такой запас прочности был заложен в его гидравлическую систему шагания.

Но не только землеройной техникой занимался этот замечательный конструктор. 25 лет Сатовский возглавлял конструкторский отдел горнорудного и доменного машиностроения Уралмашзавода, где наряду с карьерными экскаваторами и драглайнами были созданы проекты крупнейших в мире агломерационных и обжиговых машин, которые позволили поднять на новый уровень черную металлургию страны. Тогда же в этом подразделении было создано оборудование для крупнейших в мире доменных печей, высокоэффективное дробильно-размольное оборудование.